Партнёрство с суверенной демократией – дело нелёгкое

Дата публікації: нд, 10/03/2021 - 12:44
Валентин Якушик
Доктор политических наук, кандидат юридических наук

 

Разворачивающееся в США экспертное обсуждение предстоящего в ближайшее время официального одобрения в Индии 5-миллиардного (в долларах США) контракта на закупку вооружений в Российской Федерации и последствий этого для внутренней и внешней политики Соединённых Штатов [1] требует разобраться в содержании и контексте этого общественно значимого дела.

Контракты на приобретение Индией, как и Турцией, российских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 являются одной из форм проявления глубоко продуманной политики диверсификации (сохранения или формирования множественности) источников получения новейших вооружений и военных технологий. Цели такой геополитической линии многогранны и многоуровневы, в частности:

1) не допустить чрезмерной зависимости от одного из мировых центров и связанных с этим рисков оказаться в критической ситуации вследствие возможных конфликтов и недоразумений с таким центром или же кризисных явлений в нём самом;

2) показать всему миру, если не «свой норов», то высокий уровень самоуважения и эффективности стратегии развития суверенной демократии;

3) обеспечить внутриполитическую поддержку лидерам страны со стороны патриотического электората.

Казалось бы, в этом нет особой конфликтной ситуации. Но так было бы лишь в случае существования реально «многополярного мира». Мы же имеем дело только с начальным этапом процесса формирования такого типа международной системы. С этим связана и явно выраженная нервозная реакция геополитического гегемона на активное проявление неконтролируемых им (гегемоном) внешнеполитических и внешнеэкономических действий держав, претендующих на статус суверенных демократий. Гегемон, хотя и слабеет, часто отступает, несколько умеряет свои амбиции, но всё ещё претендует на право если не полностью определять, то регулировать выбор источников военных технологий и особо деликатных и важных видов вооружений, используемых своими младшими партнёрами и подопечными государствами. Как современная Индия, так и Турция, гордятся статусом реального суверенного стратегического партнёра США, хотя при этом объективно существующее (но особо не акцентируемое) определение «младший» (партнёр) Индию и Турцию не устраивает.

Наличие и использование в США Закона «О противодействии противникам Америки» и подобных ему законодательных и подзаконных актов, в частности, налагающих санкции на страны, закупающие вооружения «не у тех», у «неправильных» производителей и т.п., является проявлением функций «гегемона» а) официально типологизировать и ранжировать субъектов международных отношений, б) односторонне или вместе с ближайшими партнёрами формировать нормативную базу для нового миропорядка – «мира, основанного на правилах» (“rules based world order”). При этом декларирование проявления готовности к применению санкций против нарушителей воли (или просто капризов) гегемона в данном конкретном случае скорее всего означает готовность нынешнего руководства США обеспечить постепенный, поэтапный переход к реально многополярному миру и в рамках такого относительно плавного перехода – дать возможность внутренним геополитическим радикалам «выпустить пар» в форме их словесной активности и нормотворческого и нормоприменительного ажиотажа.

[1] McLeary P. Why India’s arms deals with Russia are about to become a headache for Biden. https://www.politico.com/news/2021/09/30/india-arms-deal-russia-biden-514822

відео / фото