Попытка «отстранённого» и «облегчённого» теоретического взгляда на реалии двух стран-соседей

Дата публікації: вт, 09/14/2021 - 21:56
Валентин Якушик
Доктор политических наук, кандидат юридических наук

 

Украина и Молдова отнюдь не безразличны друг другу, народы этих государств осознают взаимную важность и ценность. Это страны-соседи, с общими историческими и цивилизационными корнями, с традиционными тесными экономическими связями (включая инфраструктурные, логистические и т.п.). У них во многом схожий компонентный этнический и языковой состав населения, но с естественно различным процентным соотношением между этими компонентами: украинцами, русскими, молдаванами, румынами, гагаузами, евреями и другими носителями русской, украинской, молдавско-румынской и иных языковых культур.

Различаясь своими размерами и численностью населения, Украина и Молдова в очень многом схожи в своём современном развитии, в том числе и в результатах тридцатилетнего опыта суверенной государственности. В западной политической науке по показателям уровня развития демократических институтов их обычно ставят в пример большинству постсоветских государств (за исключением Балтийских стран). Огромным достижением этих демократий считается наличие у них «безвизового режима» с ЕС. Одним из побочных результатов такого режима (как и вообще массовой трудовой миграции) являются высокие показатели финансовых поступлений в Украину и Молдову от миллионов тружеников из этих стран, работающих за границей.

Вместе с тем, по общим показателям текущего уровня благосостояния народа Украина и Молдова уверенно закрепились внизу списка европейских стран (признаны беднейшими странами Европы), и при всех, в целом благоприятных, стартовых позициях на пути независимости они пока не могут претендовать даже на достижение показателей общего уровня экономического развития тридцатилетней давности.

В социально-политическом плане Украина и Молдова являются типичными фрагментированными и даже расколотыми обществами, в том числе и территориально – с наличием неконтролируемых центральными властями регионов.

Культурно-политическая стратификация (разделение на те или иные течения) в каждой из этих двух стран, в принципе, аналогична:

1) изоляционисты – национал-патриоты;

2) интеграционисты – сторонники вхождения своей страны в состав другого государства с родственным этносом;

3) автономисты (которые могут приобретать черты сепаратистов или ирридентистов) – выступающие за ту или иную форму обособления своего региона (или локальной территориальной либо национально-территориальной общины);

4) «интернационалисты» (фактически космополиты) – выступающие за «растворение» своей страны в «глобальном обществе» или крупном региональном сообществе, к которому переходят многие важнейшие суверенные функции;

5) не особенно идеологизированные прагматики и технократы.

Конечно же, конкретное «наполнение» каждого из этих течений в данных странах различно, как нередко различаются и геополитические траектории действий подобных течений. Также несходны соотношение сил между этими течениями, конфигурации их альянсов и противостояний, степень влияния каждого на политику страны. Так, например, в современной Украине властные полномочия сосредоточены в руках альянса «интернационалистов», для которых интересы зарубежных стран и корпораций зачастую превалируют над национальными интересами своей страны, и прагматиков-популистов. В Молодове же, как представляется, политическая власть ныне принадлежит прагматикам-популистам и технократам, которые вынуждены использовать дискурс и «интернационалистов» (еврооптимистов), и интеграционистов – представителей стратегии всестороннего укрепления единства с Румынией.

В рамках официально провозглашаемой фактической одновекторности – ориентации на вхождение в ЕС, каждая из стран имеет разную степень свободы в выборе внешнеполитических и внешнеэкономических партнёров, то есть, в использовании механизмов реальной многовекторности. Так, Украина после 2014 года напрочь лишена такой возможности в отношениях с Российской Федерацией, а с 2020-2021 годов – и с Беларусью и даже во всё большей мере со своим крупнейшим экономическим партнёром – Китаем (в связи с нежелательностью развития многих из таких связей Украины для США – её нынешнего главного стратегического партнёра). С организационной и психологической точек зрения руководство Молдовы более свободно в выборе своих внешнеполитических контактов и в выработке геополитических компромиссов.

Украина является типичным олигархическим государством, в котором конкуренция олигархических групп позволяет сохранять компоненты плюралистической демократии. Но под давлением международных партнёров усиливаются намерения властных групп провести специфическую «деолигархизацию» – фактическую замену нынешнего отечественного олигархического плюрализма (при усиливающейся роли «внешнего управления») на непосредственное доминирование транснациональных корпораций и координирующих политических центов Запада. В Молдове же, после фактически консенсусного, простимулированного извне, мирного «самоустранения» в июне 2019 года единственного в стране олигарха, теперь местные олигархические структуры, как представляется, существуют лишь в Приднестровье.

Будущее, как Молдовы, так и Украины, в частности, их геополитическое место и перспективы общенациональной реинтеграции зависят от множества внешних и внутренних факторов:

– конфигурации взаимосогласованных или конфронтационных решений основных стратегических игроков в регионе Восточной Европы (США, ЕС, РФ и Великобритании), наличия или отсутствия «большой сделки», стратегического компромисса о сферах их преобладающего влияния (о границах и фактическом статусе этих сфер);

– своеобразных «чёрных лебедей» или «жареных петухов» – неожиданных финансово-экономических, военно-политических, природных (экологических, эпидемиологических, климатических и др.) факторов;

– состояния духовных и интеллектуальных сил в стране, политико-волевых качеств, способности к самоорганизации и продуманным решительным действиям, включая выработку компромиссов (в этой связи следует учитывать пример Сербии, на которую международными партнёрами оказывается сильнейшее давление с целью добиться от неё официального отказа от суверенитета над Косово);

– такого субъективного фактора, как наличие харизматичных лидеров и надёжных политических структур, поддерживающих их.

У Молдовы и Украины  многовариантное будущее. В ближайшее время мы увидим немало интересного в процессе поиска реалистичных и, надеюсь, гуманистических вариантов развития этих двух стран. Вместе с тем, с большой долей вероятности можно предположить, что те или иные формы внешнего влияния (и внешнего управления) будут усиливаться как в Украине, так и в Молдове. Остаётся лишь надеяться, что в обеих странах из среды политических и экономических элит придут к управлению подготовленные, по-настоящему патриотичные, мудрые в своих суждениях и действиях волевые государственные деятели и смогут несколько умерять чрезмерные проявления узконационального или узкокорпоративного эгоизма со стороны основных стратегических партнёров, критически относиться к советам и пожеланиям зачастую не очень компетентных, но довольно самоуверенных и даже высокомерных советчиков.

відео / фото