Позиция ЕСПЧ и Комитетов ООН по вопросам компенсации морального вреда

Дата публікації: ср, 06/12/2019 - 22:55
Сергей Волочай
эксперт, психолог, директор SeLeV Consulting Group Ltd

В правовой и публицистической литературе стран постсоветского пространства активно обговариваемой темой является позиция, занимаемая Европейским Судом по правам человека и Организацией Объединенных Наций в вопросах определения компенсации морального (неимущественного) вреда жертвам нарушений прав человека и свобод. Участниками информационных сообщений и общественных дискуссий выступают правозащитники, представители государственных структур, юристы и юридические аналитики, представители печатных, радио- и телевизионных СМИ.

При этом высказываются самые разные мнения, зачастую противоположные. Так, некоторые юристы склонны считать, что размер компенсаций морального вреда по решениям ЕСПЧ в отношении заявителей из стран СНГ составляет, как правило, незначительную сумму.

Представители государств склонны настаивать, что позицией ЕСПЧ является, скорее, признание самого факта нарушений прав человека и основоположных свобод в качестве достойной компенсации, а присуждение материальной компенсации морального (неимущественного) вреда жертвам правонарушений осуществляется в редких случаях. Что до соображений Комитетов ООН, то они и вовсе носят рекомендательный характер, следовательно, их выполнение или невыполнение – это дело государства.

Действительно, при ознакомлении с решениями ЕСПЧ можно увидеть, что в части компенсации морального вреда различные решения могут диаметрально отличаться друг от друга. То же самое касается и содержания  рекомендаций Комитетов ООН по рассмотренным ими сообщениям. Поэтому мы проанализировали  обзорно практику ЕСПЧ по странам-ответчикам в алфавитном порядке, воспользовавшись разделом «Классификация решений по отношению к странам-ответчикам» на официальном сайте ЕСПЧ. В качестве источника практики Комитетов ООН мы использовали «Подборку решений Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом», том 9, ООН, Нью-Йорк и Женева, 2008 год.

Такой подход позволил рассмотреть решения и рекомендации, принятые в отношении заявлений в ЕСПЧ и сообщений в Комитеты ООН относительно достаточно большого круга нарушенных прав человека и основоположных свобод в разное время. Это предоставило возможность как для анализа актуальной позиции ЕСПЧ и Комитетов ООН в рассматриваемых делах, так и для сравнительного временного анализа позиций этих международных органов в их динамике.

На примере выборочного анализа решений ЕСПЧ и Комитета правам человека ООН, мы убедились, что их обычной практикой является вынесение решений в пользу назначения компенсаций морального вреда, причиненного жертвам правонарушений, в подавляющем большинстве случаев, когда было установлено нарушение права. Это обусловливается как общим представлением о том, что восстановление нарушенного права с необходимостью включает в себя и компенсацию материального и морального вреда, причиненного этим нарушением права, например статья 3 Международного пакта о гражданских и политических правах:

  • «Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется:
  1. обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты…»,

или статья 41 «Справедливая компенсация» Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

  • «Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне»,

так и тем обстоятельством, что в ряде статей документов международного права прав человека содержатся прямые указания на компенсацию морального вреда в случае нарушения указанного права, например, там же, пункт 5 статьи 9:

  • «5. Каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой».

или пункт 1 статьи 14 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания:

  • «Каждое Государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации»,

или пункт 5 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

  • «Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

В качестве критериев для определения размеров компенсации морального (неимущественного) вреда Европейский суд по правам человека и Комитеты ООН, как показал наш анализ, могут принимать во внимание следующие обстоятельства:

    1. Содержание права и степень его нарушения
    2. Обоснование факта причинения вреда, моральных и физических страданий и других негативных последствий, причиненных потерпевшему вследствие нарушения права
    3. Формулировка в жалобе или сообщении требования о компенсации морального (неимущественного) вреда
    4. Обоснование суммы материального эквивалента причиненного морального (неимущественного) вреда

Что касается размеров присуждаемого материального эквивалента морального  вреда, то на примере проанализированных решений ЕСПЧ мы видим значительный разброс сумм – от нескольких тысяч евро до нескольких десятков тысяч евро.

В подтверждение этой части результатов нашего анализа можно привести аналогичные данные с сайта проекта «Правовая инициатива по России (Фонд «Правовая инициатива по России» (Нидерланды) и «Правовая Инициатива» (Ингушетия)) http://www.srji.org/resources/case/torture/702#sdfootnote3anc, где моральный вред определяется как «нематериальный ущерб, который также называют «моральным» ущербом, который может быть приблизительно определен как компенсация, помогающая облегчить нравственные страдания заявителя и его переживания, вызванные действиями, приведшими к нарушению Конвенции», и указываются следующие суммы в решениях, установивших нарушение статьи 3 Конвенции:

  • Mathew v. the Netherlands: нарушение Статьи 3 в связи с длительностью и обстоятельствами одиночного содержания под стражей: 10.000 евро
  • Dizman v. Turkey: нарушение Статьи 3 в связи с тем, что в результате действий полицейских заявитель получил перелом подбородка: 15.000 евро
  • Ostrovar v. Moldova: нарушение Статьи 3 в связи с «фрустрацией, неопределенностью и тревогой» заявителя из-за условий его содержания в тюрьме: 3.000 евро
  • Labzov v. Russia: нарушение Статьи 3 в связи с переживаниями и трудностями, перенесенными заявителем из-за условий его тюремного заключения: 2000 евро
  • Balogh v. Hungary: нарушение Статьи 3 в связи с «переживаниями и страданиями, вызванными дурным обращением полиции с заявителем»: 10.000 евро
  • M.C. v. Bulgaria: нарушение Статьи 3 в связи с «переживаниями и психологической травмой, вызванными, по крайней мере, частично, действиями властей» при расследовании обвинений заявительницы в изнасиловании: 8.000 евро
  • McGlinchey and Others v. the United Kingdom: нарушение Статьи 3 в связи с обращением, которому дочь и мать заявителей, г-жа МакГлинчи, подверглась со стороны тюремных властей. В связи с тем, что г-жа МакГлинчи умерла в тюрьме, двум ее дочерям и матери было присуждено в общей сложности 22.900 евро
  • Nazarenko v. Ukraine: нарушение Статьи 3 в связи с условиями содержания заявителя под стражей: 2.000 евро
  • Mouisel v. France: нарушение Статьи 3 в связи с продолжительным содержанием под стражей заявителя, больного раком, которое «подорвало его достоинство и вызвало особые трудности, причинившие страдания, превысившие те, что неизбежно присущи тюремному приговору и лечению от рака»: 15.000 евро
  • Peers v. Greece: нарушение Статьи 3 в связи с условиями тюремного заключения, которые «уничтожили человеческое достоинство заявителя и вызвали у него чувство тревоги и неполноценности, унизившие его и, возможно, сломавшие его физическое и душевное сопротивление»: 5.000.000 драхм
  • Egmez v. Cyprus: нарушение Статьи 3 в связи с намеренным дурным обращением, которому заявитель подвергся со стороны полицейских во время ареста и незамедлительно после него в «течение краткого периода сильнейшего напряжения и эмоций»: 10.000 британских фунтов стерлингов.

В то же время следует напомнить, что международные квазисудебные органы (ЕСПЧ, Комитеты ООН) являются по своей природе дополнительными к национальным судебным и правоохранительным системам стран-участниц. И одним из принципов их работы является принцип дополнительности (субсидиарности). Это означает, что государства-участники должны приводить свои правовые системы в соответствие с нормами принципами верховенства права, закрепленных в Всеобщей декларации прав человека, Европейской Конвенции и практике ЕСПЧ, чтобы каждый, кто находится под юрисдикцией этих государств мог эффективно защитить свои права и основные свободы в национальных судебных системах, в том числе с использованием такого правового института как компенсация морального (неимущественного) вреда.

Галерея (відео/фото)